Pe zi ce trece tot mai multe personalitati sustin Decretul Presedintelui Interimar Mihai Ghimpu.  Gheorghe Urschi, umorist din Republica Moldova sustine ” Balticii din prima zi de independenta au declarat ca a fost ocupatie sovietica, noi dupa douazeci de ani ne rusinam sa  spunem acest adevar”. Recent si Academia de Stiinte a Moldovei a declarat ca pe 28 iunie 1940 a fost ocupatie sovietica.  Urmarind forumurile  agentiilor de stiri a Moldove sute de cititori sustin decretul Presedintelui Interimar. Nu cred ca trebuie de facut politica din acest decret, consider ca fiecare trebue sa ne indreptam gindurile spre acele zile, cind am fost ocupati, si sa condamnam cu totii aceasta zi. Astazi ca si in toate zilele , primul lucru pe care il fac dimineata citesc presa online,” un om informat este greu de manipulat” ,  ma impresionat o stire plasata de o agentie de stiri din Moldova. O jurnalista din Ucraina sustine si dinsa Decretul Presedintelui Interimar si zice ca se mindreste cu Moldova care a desemnat ziua de 28 iunie 1940 zi a ocupatiei sovietice. Deja este sustinere din afara, sunt prognoze pozitive, de aici rezulta ca pe Mihai Ghimpu il sustin si cei care au patimit ca si noi Basarabenii? Datorita Decretului Presedintelui Interimar, Rusii au interzis livrarea vinului Moldovenesc in Rusia, ca semn de protest. Dupa declaratia Sefului Serviciului Sanitar Rus Ghenadie Onisenco, precum ca „cu vinul Moldovenesc poti vopsi gardurile doar” reporterii Rusi au efectuat un experiment si au dovedit ca vinul Moldovenesc este cel mai transparent.

Rusii se contrazic singuri pe ei, dar noi sa ne intoarcem la ziua de 28 iunie 1940, si vo rog sa cititi articolul integral al jurnalistei din Ucraina Masha Mishenko:

“Я до 18 лет жила на юге Одесской области по улице 28 июня. И весь советский период своего детства знала, что эта дата обозначает день прихода советских войск в Бессарабию и «освобождение» этого края в 1940 году от боярской Румынии. Правда, к этой дате в том же советском детстве добавлялись неясные противоречащие советской версии подробности. Моя бабушка гагаузка рассказывала, что аккурат через год после «освобождения» всю ее многочисленную родню погрузили в вагоны и отправили в Казахстан. Что красные «освободители» отобрали все: землю, скот, даже детскую одежду. Потом оказалось, что обоих моих прадедушек отделили от семьи и отправили дальше, за две тысячи километров от Свердловска на лесоповал… Их фактически убили в каком-то страшном местечке Ивдель. Я нашла его на карте…

– Почему их убили? – интересовалась я.

– Диль лязым сорма, – по-гагаузки  отвечала бабушка. («Не спрашивай», в переводе на русский).

Она всегда переходила на гагаузский, когда мы говорили о репрессиях, зная, что я так быстрее от нее отстану.

После перестройки все стало яснее. У одного деда по маминой линии было 80 гектаров земли. Второй возглавлял ячейку либеральной партии Румынии в своем уезде. А всех, у кого была земля, у кого дома пекся хлеб, кто обрабатывал виноградник и, имея своего шелкопряда, ткал одеяла и ткани на одежду, грузили в вагоны и отправляли в Казахстан. Что бывало дальше с репрессированными, вы знаете… У каждой семьи Бессарабии есть своя  история, своя наскальная живопись…

Рассказывая об ужасах ссылки, бабушка всегда добавляла такую деталь:

– Но мы были вместе, наши мужчины (за исключением прадедушек, которых сгноили на лесоповале, поскольку они были фактическими собственниками отобранных земель) были с нами. И болгары и гагаузы оставались своими семьями. А вот у молдаванок забрали всех мужей и куда-то вывезли. Молдавские женщины плакали и голосили, а военные их «успокаивали» тем, что мы забираем мужей, но они едут приготовить вам место. Куда дели мужчин молдаван, никто не знал. И почему забирали мужчин именно молдаван, мы тоже не понимали, говорила бабушка.

Позже я узнала, что в 1918 году жители Бессарабии в уездах решали  на референдуме, куда им присоединяться – к  Цара Ромыняскэ (Румынии) или Российской империи. Тогда они выбрали Румынию, и Румыния вошла туда по просьбе молдавского правительства и с согласия населения. Сейчас я думаю, что возможно, советская власть, помня об этом, в 1940 году просто решила уничтожить мужских представителей как бы «титульной нации», зная, что под боком есть такое государство, как Румыния. Это почерк советской власти: настоящих хозяев замордовать в ссылке, а опасные национальные элементы уничтожить…

Помню, как перед поступлением на журналистику,  подрабатывая в местной газете, я слышала горькие высказывания руководителей колхозов: с кем здесь поднимать хозяйство, всех стоящих мужиков эта власть сгноила.

Сейчас в нашем регионе очень мирно живут молдаване, гагаузы, болгары и потомки советских «освободителей». Что вспоминать старое…  Да, эти жители Бессарабии часто берут себе паспорта двойного гражданства, которые любезно предоставляет Румыния. Не будем это крепко анализировать. В этом втором гражданстве на самом деле нет ничего личного. Если родное государство не способно обеспечить каких-то базовых прав и свобод, то человек просто, думая об удобстве жизни, берет этот документ в соседнем государстве для того, чтобы было удобно перемещаться по Европе и трудоустраиваться там, как в случае с Румынией. Полагаю, они также легко вышли бы из него, как и зашли…

А что касается Молдовы. Эта маленькая и гордая страна, опровергая все продуцированные советами анекдоты о молдаванах, показала, что ей плевать, на то, что советская власть по сути еще  не полностью покинула эту страну и продолжает подкармливать сепаратистский режим в Приднестровье. Признать 28 июня Днем советской оккупации – это все равно, что признать Голодомор геноцидом. Это показать, что власть помнит о слезах молдаванок, у которых забирали их мужей, и которых больше никто никогда не увидел. Это показать, что она чтит свою историю и помнит своих умерших. Это по-человечески… Все же, при всех недомолвках, неплохие у нас соседи на Юге? „

Am ajuns zile cind altii recunosc in locul nostru adevarul nostru istoric? e o intrebare la care sper cindva sa am un raspun.


Anunțuri